Калери Александр Юрьевич

headphones_png7626ПРОСЛУШАЙТЕ ИСТОРИЮ

%d0%bb%d0%b8%d1%81%d1%82-%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%80%d0%b8-%d1%83%d0%b7%d0%b5%d0%b9-%d0%bc%d1%84%d1%82%d0%b8
Экзаменационный лист 1973 г.

Калери Александр ЮрьевичАлександр Юрьевич Калери — 73 космонавт России и 265 космонавт мира. Он родился 13 мая 1956 года в городе Юрмала, в Латвийской ССР (Тогда Латвия входила в состав СССР). Александр из семьи рабочего, родители сумели воспитать в сыне большой интерес к учебе. Александр всегда знал, что после школы будет поступать на Физтех, и трудности с поступлением его не пугали. Обратите внимание, на витрине представлен подлинник экзаменационного листа к вступительным экзаменам. После окончания школы в 1973 году Калери поступил в МФТИ на специальность «Динамика полёта и управление летательным аппаратом», а после его успешного окончания — в аспирантуру.

А ещё он всегда, с раннего детства знал, что будет космонавтом. «Никто из окружающих никогда в этом не сомневался», — сказала сестра космонавта Наталья. Сам Калери вспоминает об этом так: «Когда я был маленьким, поголовно все дети играли в Гагарина и Титова и думали о космосе. И я хотел полететь. Это была моя мечта… Но вот сейчас я думаю, что тогда мечтать об этом было проще. Мы воспитывались так, что всегда была какая-то уверенность: стоит только сильно захотеть — и практически все возможно».
Начиная с 1979 года Александр Юрьевич работал в НПО «Энергия», а в апреле 1984 года стал кандидатом в космонавты. Детской мечте Калери суждено было исполниться.
28 ноября 1986 года, согласно решению Межведомственной комиссии, Александр Калери получил квалификацию космонавт-испытатель. Много раз он проходил космическую подготовку с экипажами, совершавшими полеты на станцию «Мир». Не один раз был дублером бортинженеров различных экипажей серии кораблей «Союз ТМ». В свой первый полет Александр Юрьевич отправился 17 марта 1992 года. От этого полета у него остался сувенир — блокнот, который впоследствии он использовал для рабочих записей. Этот блокнот хранится в музее истории МФТИ. Вы можете увидеть его на витрине. Пять раз Александр выходил в открытый космос и в общей сложности провел за пределами корабля более суток.
%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%80%d0%b81

Не все полёты космонавта проходили спокойно, если вообще уместно говорить о покое применительно к космическим путешествиям. Так, однажды, покинув станцию, Калери заметил, что у него перегревается скафандр. «Что-то стало жарковато», — сообщил он на Землю. Пришлось вернуться раньше времени (всего, вне станции, он пробыл около четырех часов). Позже выяснилось, что была пережата трубка системы охлаждения. Какие эмоции Александр испытал за эти часы в открытом космосе, так и останется его личным секретом. На Землю он сообщил, что все в порядке.

Неоднократно различные издания обращались к Александру Юрьевичу с просьбой рассказать о работе и быте космонавтов. Калери никогда не отказывался. Итак, на станции космонавты живут по Гринвичу. Встают около семи утра, рабочий день у них, как правило, восьмичасовой. По субботам и воскресеньям — выходные, если нет спецзаданий. Занимаются они обслуживанием и профилактикой аппаратуры, изучением космических технологий (получением новых материалов, которые можно разработать только в условиях невесомости), проводят научные эксперименты. Кстати, однажды Александр Калери собрал на станции прекрасный урожай гороха. Дважды в день космонавты обязательно занимаются спортом — на велотренажерах и беговой дорожке. В свободное время они читают, смотрят фильмы, фотографируют, общаются с родными. На МКС есть Интернет. Друг с другом члены международного экипажа общаются на русском и английском языках.

%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%80%d0%b8-%d0%b8-%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be-%d0%bd%d0%b0-%d0%b1%d0%be%d1%80%d1%82%d1%83-%d0%bc%d0%b8%d1%80
А. Калери и А. Викторенко на борту «МИРа». 1992 г.

Как-то раз Калери рассказал даже, что на станции завелся домовой (или точнее — станционный): периодически слышны какие-то повторяющиеся звуки, постукивания. Пока что причину непонятных явлений не нашли… Меню космонавты подбирают себе сами — из консервированных и сублимированных продуктов готовят борщи, пюре, макароны. Есть у них и свежие продукты — лимоны, орехи, мед. А вот традиционными тюбиками с едой теперь почти никто нее пользуется. Душа на нынешней МКС нет. Зато всегда в наличии специальные полотенца, пропитанные дезинфицирующими составами. К слову, на предыдущей станции «Мир» душ имелся, но принимать его было очень сложно. Выглядело это так: человек вставал в кабинку-цилиндр, и вода одновременно поступала со всех сторон, облепляя космонавта, словно кокон. После этого нужно было с максимальной силой трястись, стряхивая с себя воду, которую тут же засасывал пылесос.

Самым красивым зрелищем Калери назвал «сооружение в Эмиратах, в Персидском заливе, в форме цветка», рукотворные Пальмовые острова проект властей Дубая. И еще Александр признался, что если бы была возможность экспедиций на Луну и Марс — он обязательно бы полетел.

3009-11

Однажды у Александра Калери спросили, стоило ли затапливать станцию «Мир»? Ведь именно он последним закрыл люк «Мира».
— Ох, сложно все, — вздохнул Александр Юрьевич. – В 1998 году было подписано постановление правительства о прекращении бюджетного финансирования «Мира». В том же году был запущен первый модуль МКС, готовился второй. Содержать две станции и Советскому Союзу те годы было не под силу. Долг государства перед «Энергией» — ракетно-космическая корпорацией, которая вела «Мир» — и всей кооперацией был сумасшедший. Мы чудом справлялись с работами по поддержанию станции в рабочем состоянии. Новое правительство Примакова разрешило продолжить эксплуатацию «Мира». Но из внебюджетных источников. Была создана корпорация «Мир корп». Вот на деньги, которые ей удалось собрать, мы и полетели. Я не знаю всех деталей, но фактически наш полет был коммерческим. «Энергия» собрала все, что можно. Пытались даже финансировать станцию, предложив снимать одному западному телеканалу на ее борту телешоу вроде «За стеклом». И всё же денег хватало в обрез. Станция старела, нужно было больше запчастей. А их не было. В 2000-ом году, когда мы прилетели, приходилось из двух устройств собирать одно, либо подбирали то, что лучше работало.
Состояние было серьезное. Атмосфера утекала. После того, как в 1997-ом грузовой «Прогресс» повредил модуль «Спектр», тот герметично закрыли. Но поставили нужные датчики. Вот в одном гайка разболталась и воздух уходил. Мы место утечки нашли, поставили заглушку. Утекать перестало. Временами было жарко. Где-то под 50 градусов. Я работал с системами в одних трусах потому что жарко было, как в бане. А когда я ногой касался ведер с конденсатом – они обжигали. А потом у меня неожиданно состоялось личное прощание со станцией. Когда улетали со станции, в корабле я сидел в левом кресле. Передо мной иллюминатор. Когда уходили от «Мира», «Союз» стало чуть-чуть вести в сторону, и он развернулся к станции левым боком. Я несколько минут как завороженный смотрел, как мы уходим. Навсегда. Я прощался с ней, потому что понимал, что вижу ее в последний раз. Было очень грустно…

%d0%bc%d0%b5%d0%b4%d0%b0%d0%bb%d1%8c_%d0%b7%d0%be%d0%bb%d0%be%d1%82%d0%b0%d1%8f_%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d0%b7%d0%b4%d0%b0_%d1%80%d1%84

Указом Президента Российской Федерации № 870 от 11 августа 1992 года за успешное осуществление длительного космического полёта на орбитальной станции «Мир» и проявленные при этом мужество и героизм лётчику¬ космонавту Калери Александру Юрьевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением знака особого отличия – медали «Золотая Звезда».

Поздравление физтехов с 50-летней годовщиной полета Ю.А. Гагарина в космос с борта МКС от физтеха-космонавта Калери А.Ю.