Ландау Лев Давидович (1908-1968)

Ландау Лев Давидович (1908-1968)
Теоретик счастья

Л.Д. Ландау

Выдающийся советский физик-теоретик, лауреат нобелевской премии основатель научной школы, академик АН СССР, Герой социалистического Труда.
В честь Ландау назван астероид 2142, кратер на Луне, минерал ландауит, а также Институт теоретической физики в Черноголовке, в 1964 году основанный учеником Ландау И.М. Халатниковым.

Лев Давидович Ландау родился 22 января 1908 года в Баку. Его отец был инженер-нефтяник, а мать работала врачом. Очень одарённый математически, Ландау научился дифференцировать в 12 лет, а интегрировать — в 13. По свидетельству физика-теоретика Евгения Михайловича Лифшица, Ландау «говорил, что почти не помнит себя не умеющим дифференцировать и интегрировать». Мама часто удивлялась, когда видела маленького Лёву, рисующего цифры палочкой на песке. «Лёвушка, ты бы поиграл». Куда там! С детства у него были совсем другие интересы.
С 1916 года Л. Д. Ландау учился в бакинской Еврейской гимназии, где его мать была преподавателем естествознания. Настоящий вундеркинд — в 14 лет поступил в Бакинский университет, одновременно на два факультета: физико-математический и химический. Вскоре он оставил химию, избрав своей специальностью физику. В 1924 году за особые успехи был переведён в Ленинградский университет, поселился у своей тёти по отцовской линии — стоматолога Марии Львовны Брауде.
Окончив в 1927 году физическое отделение физико-математического факультета Ленинградского университета, Ландау стал аспирантом, а в дальнейшем сотрудником Ленинградского физико-технического института (директором которого был А. Ф. Иоффе), в 1926—1927 годах опубликовал первые работы по теоретической физике. Почти сразу же в 1927 году 19-летний Лев Ландау вносит фундаментальный вклад в квантовую теорию — вводит понятие матрицы плотности в качестве метода для полного квантово-механического описания систем, являющихся частью более крупной системы. Это понятие стало основным в квантовой статистике.

Все, кто знал Льва Ландау в молодые годы, помнят его резким, самоуверенным молодым человеком, лишенным априорного почтения к старшим, возможно, излишне критичным в оценках. Эти же черты его характера подчеркивают и те, кто встречался с Ландау и в более поздние годы. Но тем, кто знал Льва Ландау близко, было известно, что за этой резкостью скрывался очень добрый и отзывчивый человек, всегда готовый помочь незаслуженно обиженным.
Пытаясь понять его характер, приведём здесь слова ученика и соавтора Ландау, Е. М. Лифшица: «В юности он был очень застенчив, и поэтому ему было трудно общаться с другими людьми. Тогда это была для него одна из самых больших проблем. Дело доходило до того, что временами он находился в состоянии крайнего отчаяния…»

За границей

Большую роль в научной биографии Ландау сыграли поездки за границу (1929 – 1934-е годы) и встречи с ведущими физиками того времени. С 1929 года по 1931 год Лев Давидович находился в научной командировке по направлению Наркомпроса (Народный комитет просвещения) для продолжения образования в Германии, Дании, Англии и Швейцарии. В Берлинском университете он встретился с А. Эйнштейном, в Гетингене посещал семинары М. Борна, затем в Лейпциге встретился с В. Гейзенбергом. В Копенгагене работал с Нильсом Бором, которого с тех пор считал своим единственным учителем. Цитата из книги Майи Бессараб (племянницы Льва Давидовича) «Так говорил Ландау»: «Лев Ландау был любимым учеником Нильса Бора, это знали многие, но только во время своего последнего визита в Россию патриарх современной физики говорил об этом без обиняков. А у жены Бора, фру Маргарет, вырвалась фраза:
– Нильс полюбил его с первого дня знакомства. Вы знаете, он бывал несносен, перебивал Нильса, высмеивал старших, походил на взлохмаченного мальчишку. Но как он был талантлив и как правдив!»

Нильс Бор и его ученик Лев Ландау, 1961 г.

В Кембридже Ландау познакомился с П. Л. Капицей, который с 1921 года работал в Кавендишской лаборатории. Потом Капица сыграл в жизни Ландау весьма значительную роль.

Назад в Петербург

Весной 1931 года, после командировки, Ландау вернулся в Ленинградский физтех, но не остался там работать из-за
разногласий с А. Иоффе.

Харьков

В 1932—1937 годах Ландау возглавлял теоретический отдел Украинского физико-технического института (УФТИ) в Харькове — тогда столице УССР — и одновременно заведовал кафедрой теоретической физики на физико-механическом факультете Харьковского механико-машиностроительного института.
1 сентября 1935 года был зачислен преподавателем на кафедру теоретической физики Харьковского университета, а в октябре того же года возглавил в Харьковском университете (ХГУ) кафедру экспериментальной физики.

Москва

После увольнения в феврале 1937 года из Харьковского университета и последовавшей за ним забастовки физиков Ландау принял приглашение своего друга Петра Капицы занять должность заведующего теоретическим отделом только что созданного Института физических проблем (ИФП) и переехал в Москву.

Арест

В апреле 1938 года Ландау в Москве редактирует написанную М. А. Корецем листовку, призывающую в «Антифашистскую Рабочую Партию» для свержения сталинского режима, в которой Сталин называется фашистским диктатором, в «своей бешеной ненависти к настоящему социализму» сравнявшимся с Гитлером и Муссолини. Текст листовки был передан антисталинской группе студентов ИФЛИ для распространения по почте перед первомайскими праздниками.
Это намерение было раскрыто органами госбезопасности СССР. Ландау, Кореца и Румера утром 28 апреля арестовали за антисоветскую агитацию. 3 мая 1938 года Ландау был исключен из списка сотрудников ИФП.

Л.Д. Ландау во время заключения,1938 г.

В тюрьме Лев Давидович провёл год, но был выпущен благодаря тому, что его учитель Нильс Бор написал Сталину письмо в защиту любимого ученика, и вмешательству Петра Капицы, который 26 апреля 1939 года писал Лаврентию Берии: «Прошу освободить из-под стражи арестованного профессора физики Льва Давидовича Ландау под мое личное поручительство. Ручаюсь перед НКВД в том, что Ландау не будет вести какой-либо контрреволюционной деятельности в моем институте, и я приму все зависящие от меня меры к тому, чтобы он и вне института никакой контрреволюционной работы не вёл. В случае, если я замечу со стороны Ландау какие-либо высказывания, направленные во вред Советской власти, то немедленно сообщу об этом органам НКВД». Два дня спустя, 28 апреля 1939 года было подписано Постановление НКВД СССР о прекращении дела в отношении Ландау с передачей его на поруки. Ландау был восстановлен в списке сотрудников ИФП.

Вот что писал сам Лев Давидович: «Год я провел в тюрьме, и было ясно, что даже еще на полгода меня не хватит: я просто умирал». Профессор Китайгородский, который встречал Ландау в день освобождения, вспоминал: «Дау не мог передвигаться самостоятельно, цвет лица был иссиня-бледный. Но Дау улыбнулся, поздоровался и сразу похвалился: «А я научился в уме считать тензоры».

Итак, как уже упоминалось, после освобождения из заключения, Ландау был восстановлен в списке сотрудников ИФП. После освобождения и до смерти Ландау оставался сотрудником Института физических проблем. Реабилитирован Ландау был только спустя 22 года после смерти. 23 июля 1990 года уголовное дело в отношении него было прекращено за отсутствием состава преступления.
В 1943—1947 годах Ландау был профессором кафедры физики низких температур физического факультета МГУ.
В 1945—1953 годах — участвовал в советском Атомном проекте. За работу в Атомном проекте удостоен Сталинских премий (1946, 1949, 1953), награждён орденом Ленина (1949), ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда (1954).

7 января 1962 года, по дороге из Москвы в Дубну на Дмитровском шоссе, Ландау попал в автокатастрофу. В результате многочисленных переломов, кровоизлияния и травмы головы он находился в течение 59 суток в коме. Физики всего мира принимали участие в спасении жизни Ландау. Было организовано круглосуточное дежурство в больнице. Недостающие медикаменты доставлялись самолётами из стран Европы и США. В результате этих мер жизнь Ландау удалось спасти, несмотря на очень серьёзные ранения.

После аварии Ландау практически перестал заниматься научной деятельностью. Однако, по мнению его жены и сына, Ландау постепенно возвращался к своему нормальному состоянию и в 1968 году был близок к возобновлению занятий физикой.

В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия». Он единственный в истории нобелевский лауреат, получивший свою награду на больничной койке.

М.В. Келдыш поздравляет Л.Д. Ландау с получением Нобелевской премии

Лев Давидович по праву считается одним из отцов-основателей МФТИ. Имена двух великих физиков Петра Капицы и Льва Ландау золотыми буквами вписаны в историю МФТИ. Оба учёных не только являлись инициаторами создания физтеха, но и преподавали на факультете. Удачный тандем теоретика и практика!

Оба учёных читали общую физику студентам-втрокурсникам. Вот как вспоминает о Ландау-преподавателе его студент: «Много прекрасных лекторов я слушал, но Л. Ландау был уникален. Он не только очень интересно рассказывал, но и бурно жестикулировал, причем не только руками, но и губами. От его губ трудно было оторвать глаза, они завораживали.
Л. Д. Ландау покорил всех еще и тем, что подробно рассказал об условиях сдачи «минимума Ландау» и что он сам будет у себя дома принимать эти экзамены. Тогда, естественно, я окончательно решил стать теоретиком и сдавать «минимум Ландау»».
Но вскоре с факультета исчезли Л. Д. Ландау, П. Л. Капица, Г. С. Ландсберг и др. В 1947-48 учебном году, так называемые «традиционалисты», крайне негативно относились к созданию нового факультета и всячески старались очернить систему преподавания на ФТФ. Основная претензия звучала примерно так: «Чем это они там занимаются на своём секретном физтехе? Чему учат молодёжь? Люди все ненадёжные, запятнавшие репутацию советского человека! Не иначе и студентов они обучают подрывать советскую власть». Несмотря на очевидную нелепость, подобные слухи всё же достигли нужной цели. И за многими учёными была установлена настоящая слежка. В частности, и к Ландау на занятия являлись соглядатаи, которые тщательно записывали его слова. Но, как говорится, нет худа без добра. Благодаря такой политике, в нашем музее и сохранились стенограммы лекций великого Ландау.

Ландау умер 1 апреля 1968 года, через несколько дней после операции по устранению непроходимости кишечника. Диагноз — тромбоз мезентериальных сосудов. Смерть наступила в результате закупорки артерии оторвавшимся тромбом.

В детстве, увлёкшись наукой, Ландау дал себе обет никогда «не курить, не пить и не жениться». Также он считал, что брак — это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью. Однако он встретил выпускницу химического факультета Конкордию (Кору) Терентьевну Дробанцеву. Она поклялась, что не будет ревновать его к другим женщинам, и с 1934 года они жили вместе в фактическом браке. Ландау считал, что более всего разрушают брак ложь и ревность, и поэтому они заключили «пакт о ненападении в супружеской жизни» (по задумке Дау). В браке родился сын Игорь. Игорь Львович Ландау окончил Физический факультет МГУ, он был физиком-экспериментатором в области физики низких температур (умер 14.05.2011)

Единственной не физической теорией Ландау была теория счастья. Он считал, что каждый человек должен и даже обязан быть счастливым. Для этого он вывел простую формулу, которая содержала три параметра: работа, любовь и общение с людьми.

Так говорил Ландау

Помимо науки, Ландау известен как шутник и выдумщик. Его вклад в научный юмор довольно велик. Обладая тонким, острым умом и прекрасным красноречием, Ландау всячески поощрял юмор в коллегах. Он породил термин «так говорил Ландау», а также стал героем различных юмористических историй. Характерно, что его шутки не обязательно связаны с физикой и математикой.
По Ландау, девушки делятся на красивых, хорошеньких и интересных. У хорошеньких нос слегка вздёрнут, у красивых он прямой, у интересных носы «ужасно большие». Классификация наук: науки бывают естественные, неестественные и противоестественные.

По воспоминаниям Л. С. Понтрягина, у Ландау была своя классификация женщин и учёных: от первого высшего до пятого низшего.
Сам Ландау подчеркивал, что оценивать физиков надо «по достижениям», а не по другим признакам, таким как владение теоретическими методами (чем славился сам Ландау), объём знаний, учебники или ораторское искусство. По воспоминаниям В. Л. Гинзбурга «самой красивой из существующих физических теорий» Ландау называл общую теорию относительности, хотя большая часть работ самого Ландау выполнена в области квантовой физики. Е. М. Лифшиц писал о Ландау: «Он рассказывал, как был потрясён невероятной красотой общей теории относительности (иногда он говорил даже, что такое восхищение при первом знакомстве с этой теорией должно быть, по его мнению, вообще признаком всякого прирожденного физика-теоретика). Он рассказывал также о состоянии экстаза, в которое привело его изучение статей Гейзенберга и Шрёдингера, ознаменовавших рождение новой квантовой механики. Он говорил, что они дали ему не только наслаждение истинной научной красотой, но и острое ощущение силы человеческого гения, величайшим триумфом которого является то, что человек способен понять вещи, которые он уже не в силах вообразить. И, конечно же, именно таковы кривизна пространства-времени и принцип неопределённости».
Лев Давидович Ландау похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

 

В составлении текста использовались различные источники.