Вавилов Сергей Иванович

Материалы из фонда Музея истории МФТИ:

Сергей Иванович Вавилов, один из отцов-основателей нашего вуза. Он был  руководителем специальности «Оптика» на ФТФ МГУ.

В.Л. Гинзбург о Сергее Ивановиче Вавилове

     Физик, академик, основатель отечественной школы физической оптики Сергей Иванович Вавилов родился 24 марта (12 марта по старому стилю) 1891 года в Москве, в семье успешного коммерсанта Ивана Ильича Вавилова и Александры Михайловны, урожденной Постниковой, дочери художника, гравера и резчика по дереву, работавшего на Прохоровской мануфактуре.

     В 1909 году Сергей Иванович оканчивает Московское коммерческое училище и пооступает в Московский университет. Исследовательскую работу он начал вести со второго курса обучения. Первая научная работа Сергея Вавилова «Фотометрия разноцветных источников» появилась в «Журнале физико-химического общества» в 1913 году. Спустя год вышла еще одна работа Вивилова — «К кинетике термического выцветания красок».

     В 1914 году, с началом первой мировой войны, Сергей Вавилов оказался на фронте, где пробыл до февраля 1918 года. Он находился четыре года в действующей армии: сначала в саперных войсках, затем в радиороте и радиодивизионе, неоднократно принимал участие в боевых операциях. На фронте он руководил радиолабораторией и в тяжелых фронтовых условиях сделал в ней теоретическую и экспериментальную работу «Частота колебаний нагруженной антены», опубликованную в 1919. Вавилов также предложил новый метод радиопеленгации.

     После возвращения в Москву С.И. Вавилов занялся оптикой. В 1920-х годах написал первые научно-популярные книги: «Действие света», «Солнечный свет и жизнь Земли», «Солнце и глаз». Начиная с 1922 года, исследовал явление люминесценции. Впоследствии эти исследования привели к разработке ламп дневного света, широко применяющихся до сих пор. Многие работы Вавилова в 1920-х годах были посвящены вопросам флуоресценции и фосфоресценции. Для изучения послесвечения Сергей Иванович сконструировал и сам построил фосфороскоп с вращающимся зеркалом. С помощью этого прибора Вавилов обнаружил принципиальное отличие флуоресценции от фосфоресценции, хотя раньше считалось, что эти процессы непрерывно переходят один в другой.

     В 1933 году был открыт новый вид свечения, впоследствии названный «излучение Вавилова-Черенкова» (Черенков — аспирант Вавилова, изучал свечение раствора солей урана под действием гамма-лучей радия). Сергей Вавилов высказал гипотезу, что свечение вызывается не самими гамма-лучами, а электронами, выбиваемыми ими из атомов. Это подтверждалось тем, что свечение напрямую зависело от направления магнитного поля в жидкости. Причину явления испускания света движущимися в жидкости электронами смогли объяснить физики-теоретики И.Тамм и И.Франк, приглашенные Вавиловым к участию в исследованиях. Они показали, что свечение вызвано электронами, движущимися в жидкости со скоростями, превышающими скорость света в данной среде. За это открытие в 1958 году, уже после смерти Вавилова, Тамм, Франк и Черенков стали лауреатами Нобелевской премии по физике. С помощью эффекта Вавилова-Черенкова появилась возможность измерять скорость, энергию и заряд быстрых частиц.

     С 1931 года Сергей Вавилов — член-корреспондент Академии наук, с 1932 года — действительный член, с 1945 года — президент АН СССР. В 1934 году возглавил Физический институт АН СССР (ФИАН). Под руководством Сергея Вавилова было создано общество «Знание», печатным органом которого стал журнал «Наука и жизнь».

     За свою жизнь Сергей Вавилов написал более 150 научно-популярных работ. В 1949 году Совет Министров СССР назначил академика Вавилова главным редактором второго издания Большой советской энциклопедии. При личном участии Вавилова составлялся словник издания, но работу над самой энциклопедией академику не удалось завершить.

 

     Вот какую человеческую характеристику дает Сергею Вавилову академик В.Л. Гинзбург:

 

     …я не собираюсь сегодня говорить о физике, а хотел бы коснуться других сторон и оценок деятельности Сергея Ивановича.

 

     Среди упомянутых оценок встречаются резко негативные, как касающиеся физических достижений и научного уровня, так и политической позиции С.И.

 

     Существует мнение, согласно которому об ушедших от нас нужно говорить либо хорошее, либо не говорить ничего (aut bene aut nihil). Когда речь идет о надгробном слове или даже некрологе, такая позиция понятна. Но по истечении достаточного времени мне представляется правильной лишь иная формула: нужно либо ничего не говорить, либо говорить правду. Поэтому я считаю, что об отрицательных оценках Сергея Ивановича следует сказать и ответить на них. Что это за оценки?

 

     Действительно, Сергей Иванович не только не подвергался каким-либо репрессиям, но и стал в 1945 г. Президентом АН СССР, в то время как его старший брат Николай Иванович Вавилов был в 1940 г. арестован и 26 января 1943 г. скончался в тюрьме. Это послужило поводом для обвинений Сергея Ивановича в предательстве брата. Так, в «Архипелаге ГУЛАГ» А.И. Солженицына говорится следующее: «Академик Сергей Иванович Вавилов после расправы над своим великим братом пошел в лакейские президенты Академии наук. (Усатый шутник в издевку придумал, проверял человеческое сердце)».

 

     Далее, С.И. был Президентом в самое тяжелое, сталинское время, и ему не раз приходилось говорить вещи, с нашей сегодняшней точки зрения просто чудовищные, касающиеся «корифея всех наук» Сталина, антинаучной (так называемой мичуринской) биологии и т.д. Естественно, для тех, кто не знал С.И., его положения и всей ситуации, такое поведение может вызвать осуждение. Я убежден, однако, что все подобные обвинения С.И. совершенно несостоятельны. Об этом достаточно подробно и убедительно пишет Е.Л.Фейнберг, и я замечу здесь, что года три назад написал А.И.Солженицыну письмо, в котором сообщил (с приложением соответствующих материалов) об его ошибочной оценке С.И.Вавилова. В ответ Александр Исаевич позвонил мне и выразил свою радость в связи с выяснением истины. Надеюсь, что в последующих изданиях «Архипелага ГУЛАГ» неверное замечание, касающееся Сергея Ивановича, будет отсутствовать.

 

     Кстати, для меня лично, помимо документов и дат, убедительным аргументом, касающимся связей между братьями Вавиловыми, является отношение к Сергею Ивановичу сыновей Николая Ивановича. Так, младший сын Н.И.Вавилова Юрий говорит о «дяде Сереже» буквально с такой же теплотой, как об отце. Сергей Иванович всячески опекал Ю.Н.Вавилова и его мать – вдову брата.

 

     Насколько мне удалось узнать, также относился к Сергею Ивановичу и старший сын Н.И.Вавилова Олег, трагически погибший в 1946 г. (имеются подозрения, что О.Н.Вавилов был убит в отместку за открыто высказывавшееся им возмущение в связи с гибелью отца).

 

     Итак, в отношении мнимого предательства Сергеем Ивановичем своего брата все абсолютно ясно.